В Тульской региональной общественной организации содействия инвалидам детства с расстройствами аутистического спектра и их семьям «Маленькая страна – Мы есть!» (ул. Болдина, 112 «Б») состоялась встреча, посвященная памяти святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии.

В беседе о постулирующих идеальные качества человека христианских добродетелях, названия которых совпадают с издавна популярными на Руси женскими именами, приняли участие настоятель храма во имя святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, учителей словенских, иерей Виталий Карпенко, сотрудники Епархиального отдела по благотворительности и социальному служению, мамы детей-аутистов.

«Можно без веры любить, жить без любви – очень сложно, но можно…

А без надежды в земной суете прожить, безусловно, увы, невозможно.

Вера, Надежда, Любовь – три удивительных слова.

Всем христианам оплот, помним об этом особо.

Идут из глубины веков, во многих семьях почитаются в России

Надежда, Вера и Любовь с премудрой матерью Софией».

Как известно, христианские святые мученицы Вера, Надежда, Любовь и матерь их София (греч. Αγία Σοφία και οι κόρες της Πίστη, Ελπίς, Αγάπη – Пистис, Элпис и Агапэ; лат. Fides, Spes, Caritas) жили во II веке в Риме.

София, благочестивая вдова-христианка, назвав своих дочерей именами трех христианских добродетелей, воспитывала их в любви ко Господу Иисусу Христу. Когда император Адриан узнал об этом, он попытался совратить их с истинного пути и заставить поклониться языческой богине – сначала обещанием богатых подарков, а затем угрозами. Но юные девы твёрдо исповедовали свою веру в Христа. Император повелел подвергнуть дочерей Софии жестоким пыткам, но они чудесным образом перенесли их и погибли, только будучи обезглавленными. На день смерти Вере было всего 12 лет, Надежде – 10 и Любови – 9.

Святую Софию подвергли иной, более тяжёлой – нравственной пытке: мать была вынуждена смотреть на страдания своих дочерей. Но она проявила необыкновенное мужество и все время убеждала девиц вытерпеть мучения во Имя Небесного Жениха. Чтобы продлить душевные страдания святой Софии, император отдал ей истерзанные тела дочерей. Она с почестями похоронила их, затем три дня сидела у могилы дочерей и, наконец, предала там свою душу Господу. Верующие погребли тело святой Софии на том же месте.

Изначальные греческие имена дочерей – Пистис, Элпис и Агапэ были переведены на русский язык, и только имя их матери Софии («Мудрость») сохранило оригинальное звучание.

Иерей Виталий Карпенко: «Святые мученицы Вера, Надежда, Любовь пострадали за Христа. Но давайте подумаем о том, какую муку претерпела святая София? Каждый из нас понимает, что значит дитя для своих родителей. Как мы переживаем за детей, если они терпят какую-то болезнь, или если их постигло несчастье.

Когда мы узнали, что младший сын Вероники Дима сломал руку, то все начали соболезновать и сопереживать. Сострадая Веронике, мы понимаем, что её боль – гораздо сильнее, ведь ей плохо вдвойне от того, что плохо её ребенку! А теперь представим себе, хотя бы на минуту, страдания святой Софии!

Не будем забывать: такая любовь, такая надежда на Спасение во Христе, которую имели дети – Вера, Надежда, Любовь и их мать София, та вера, которая жила в их сердцах и помогала переносить все мучения, дается и каждому из нас.

У многих, наверное, найдутся близкие или знакомые, носящие эти удивительные имена. Мы смотрим на них и соединяем их имя не только с именами святых, но и с Самим Христом, ведь именно Он дал нам, людям, и истинную любовь, и надежду на Спасение, и веру в Вечную Жизнь.

Все эти незыблемые понятия таинственным образом переплавляются в материнской любви, входят в самую глубину материнского сознания.

Мы собрались с Вами не только для того, чтобы почтить всех именинниц, всех матерей. Нам нужно непрестанно помнить и о том, что необходимо иметь в себе веру и любовь ко всем и ко всему, что нас окружает. Ведь это тот мир, который создал Господь, Он дал его нам для нашего Спасения.

Вы – матери особых детей. Чем живёте Вы, и чем живут они? Конечно же, надеждой, если не на полное выздоровление, то на улучшение состояния, на то, что в вашей жизни еще что-то изменится. И мы все в это верим».

Майя Пименова, мама восьмилетней Нади: «Да, мы все верим в то, что у наших детей и после совершеннолетия будет нормальная, достойная жизнь не в замкнутом пространстве интерната».

Вероника Колесникова: «После поездки во Владимир, когда мы своими глазами увидели, что сопровождаемое проживание людей с ограниченными возможностями в привычных городских условиях, даже после смерти их родителей, – не утопия, шансы на реализацию бесценного опыта владимирских коллег на Тульской земле возросли. А вместе с ними возрастает и наша надежда, и вера в стабильное будущее наших детей.

Имя «Надежда» в моей семье было любимо: Надеждой звали мою бабушку по материнской линии, родная сестра моего отца – тоже Надежда. К сожалению, умерли они очень рано. Когда родился мой сын, тетя мне много помогала. И вот, когда Павлику исполнилось 1,5 года, её не стало».

Отец Виталий: «Вы, наверное, замечали: есть люди, «теплые» душой, к которым все «тянутся», к ним даже физически хочется прикоснуться, чтобы эту теплоту ощутить. Многие женщины с именем «Надежда» как раз такие».

Вероника Колесникова: «Из ныне живущих родственников у мамы есть две двоюродные сестры – Надежды, а еще у нас в роду есть и Любовь! Вот такие мы «богатые»!»

Надежда Николаевна Иванова, «старшая» из Надежд, принимавших участие в беседе, бабушка Егора, ребенка-аутиста: «Несмотря на то, что мой день рождения приходится на 8 мая, по совету крестной матери родители назвали меня Надеждой.

Имя своё я тоже всегда любила. Хотя по жизни, с кем ни повстречаюсь, во время общения становлюсь «Надюшей». А для моих сверстников – школьных товарищей я вообще «Надюшкой» осталась, хотя нам уже седьмой десяток пошел!»

Майя Пименова: «Имя для своей долгожданной дочери я как-то сразу выбрала еще во время беременности. Мне оно настолько понравилось, что другие варианты уже и не рассматривались.

Кстати, мою прабабушку звали Надеждой Александровной. Вот такое повторение произошло. А мамину маму звали Верой.

Появление ребенка в семье – это всегда надежда на счастье! Сначала я не понимала, что все может сложиться и по-другому, не так, как это принято у всех. Когда моей Наде было три года, прозвучал страшный диагноз – «аутизм». На какой-то момент для меня буквально «солнце померкло, и небо обрушилось». Думаю, что в тот период именно энергетика имени дочери «Надежда» возвращала меня к жизни. И мне, и Наде до сих пор больше нравится её полное имя. Надя для меня является постоянным напоминанием: «Надежда, оказывается, всегда с нами!» Я бы перефразировала известное высказывание о том, что «надежда умирает последней». Для меня – «Надежда не умирает никогда!»

Елена Волченкова: «Раньше традиционно детей по Святцам называли. В нашей семье этого обычая придерживались. Я родилась третьего июня. Вот потому-то и стала Еленой! И дочь свою я тоже неслучайно Александрой назвала.

Бесспорно, существует некая тайна имени. Мы невольно ассоциируем имя с конкретным человеком, в результате имя либо очень любимо, либо вызывает в душе чувство отторжения. И еще ощущается разница между полным именем и уменьшительно-ласкательной формой. Согласитесь, «Надежда» – от слова «надеяться», а вот «Наденька», «Надюша» – это уже немного другой вариант».

Майя Пименова: «Мне больше импонируют имена «со смыслом», ведь они несут в себе определенный заряд».

Вероника Колесникова: «Жаль, что в русском языке нет таких имен, как «Красота», «Доброта»! Я тут размышляла о своем Павлике: даже нашим детям с сильно ограниченными возможностями доступно чувство любви».

Отец Виталий: «Несомненно! Когда особый ребенок нежно прижимается к своей маме, разве это не проявление его любви к ней? Любовь живет в каждом из нас!»

Надежда Николаевна: «А главное, Бог есть любовь! Тогда и вера, и надежда всегда рядом».

Майя Пименова: «А как дети любят своих педагогов! Это же просто чудо! Наши дети кристально честные в проявлении своих чувств. Обманывать они не могут, и, если уж кого-то любят, то по-настоящему. Этому они учат и нас».

Елена Волченкова: «Любовь находит свое выражение в разных обстоятельствах. Со мной этим летом произошла необычная история. Тяжелая болезнь. Вынуждена была лежать в постели. Мамы у меня нет, папа перенес три инсульта. На лето была запланирована поездка детей-аутистов в оздоровительный лагерь. Это событие жизненно важно для дальнейшего развития Александры. Но отправить её туда одну я не могла.

И вот тут-то и раздался телефонный звонок. Позвонила не подруга, не родственница, просто знакомая и предложила помощь. Она договорилась на работе и поехала с Сашей в лагерь, чтобы заботиться там о ней! Зовут эту женщину Надеждой!

А еще вспомнился случай из юности, ставший для меня живым проявлением действенной силы веры. Мне исполнился двадцать один год. Хорошие знакомые уехали в командировку на несколько недель и попросили меня пожить у них и присмотреть за уже достаточно взрослыми детьми.

В тот день я задержалась на работе. Осень. Темно. Я, уставшая, заснула в автобусе. Когда очнулась, поняла, что проехала нужную остановку, и, в порыве отчаяния, попросила водителя остановить. Я вышла из городского автобуса, привычных нам автолайнов, беспрестанно курсирующих туда-сюда, тогда еще не было. Ночь. Молодая девушка стоит одна на безлюдной автотрассе.

Я набралась мужества и пошла в сторону Косой Горы. Неожиданно рядом притормозила машина, мужчина предложил помощь. Я согласилась и села к нему в салон. То, что происходило дальше, напоминало кошмарный сон. Водитель начал приставать ко мне.

И я стала читать молитвы, все, которые только знала. А в голове появилась придающая уверенность мысль о том, что Бог «такого» не допустит! Неожиданно для себя я начала беседу с этим человеком, мгновенно вспомнив все, что когда-либо слышала на подобные темы. Говорили мы с ним о жизни, об отношении к женщине – его жене.

И вдруг мужчина этот меня просто отпустил! Проплакала я тогда, благодаря Бога, всю ночь».

Надежда Николаевна Иванова: «Просто удивительно: вот прошла целая жизнь, а я как-то раньше и не размышляла о глубинном смысле моего имени. Нет, мама меня всегда с Днем Ангела поздравляла, подарки дарила, да и я, конечно, слышала, что есть такие святые, но их житие я не читала, сути их христианского подвига не понимала.

Хотя, полагаю, что имя, а точнее, Ангел-Хранитель, мне всегда помогали. Я много болела, но всегда надеялась и верила в выздоровление. По натуре я оптимистка!

А еще думаю, что рождение особого внука меня сильно изменило. Не побоюсь признаться в этом – в чем-то, как человек, я стала лучше. По-другому стала смотреть на жизнь и на людей.

Хотя, благодаря верующей бабушке, стержень внутренний у меня всегда был. Бабушка просто восхищала своими поступками. В советские времена она три километра пешком проходила, только бы в храм попасть!»

Отец Виталий: «Следует помнить, что христианским именем младенец нарекается для того, чтобы, взирая на жизнь святого – своего небесного покровителя, человек и сам стремился свою жизнь прожить достойно, несмотря на тяготы и искушения.

Возвращаясь к теме нашего разговора: «говорящие» имена – Вера, Надежда, Любовь – ведь это основа жизни каждого. Без веры жить невозможно, без надежды жизнь кажется пустой и бессмысленной, а любовь собой вообще всё украшает!

Три этих составляющих делают нашу жизнь интересной и, главное, полезной, нужной. Как жить, начиная какое-то дело, без веры в то, что это дело будет завершено достойно? Как начинать дело без надежды на то, что оно вообще осуществится? А если делать дело, например, начать писать картину без любви, то и получится она просто ужасной.

Вся наша жизнь, каждое наше действие наполнено этими категориями. Рассмотрим наше общение – если мы неустанно не будем взаимно проявлять по отношению друг ко другу эти добродетели, то и общение начнет «спотыкаться», а то и совсем не состоится. А если мы поддерживаем друг друга на избранном пути, то вместе движемся к цели, определенному достойному результату».

Майя Пименова: «Для меня вера, надежда и любовь – это категории, позволяющие за жизнь буквально «держаться». Бывает так, что люди по ряду причин «уходят в себя», погружаются во всевозможные вредные привычки, или самое страшное – не хотят больше жить вообще. А вера, надежда и любовь дают возможность «уцепиться», и из той точки, за которую ты как бы схватился, начать потихоньку, подобно улитке, раскручиваться. И вот, постепенно, окружающий тебя мир становится шире, доброжелательнее. В раковину твоей «улитки» начинают заглядывать готовые протянуть руку помощи люди.

Всегда нужно помнить, что какими бы трудными не были обстоятельства, точкой опоры, за которую держится человек, являются вера и надежда. А без любви никуда нельзя: ни в материнство, ни в профессию, ни в общественную жизнь.

Для нас, матерей, настоящим подвижничеством кажется работа педагогов, отдающих всю свою любовь нашим особым детям».

Надежда Викторовна, социальный педагог: «Для меня именно дети являются олицетворением любви и надежды. Я счастлива от того, что зовут меня именно так, что могу своим присутствием напомнить человеку о том, что «Надежда» рядом.

Получив первое, техническое, образование, уже начав трудовую деятельность, вскоре я поняла, что не приношу этим человечеству и миру никакой особой пользы. Мама предложила мне вспомнить детство и выбрать новую профессию в соответствии с внутренними желаниями и склонностями. По зрелом размышлении я поняла, что очень люблю общаться с детьми, организовывать для них различные игры. По совету мамы решила начать учиться во второй раз, уже в педагогическом вузе. Направление – «специальная психология».

По окончании учебы обстоятельства сложились так, что я сразу же попала к детям-аутистам. Да так с ними и осталась!

Особые дети научили меня уважать всех людей без исключения, принимать их такими, какие они есть, а не такими, какими нам бы хотелось их видеть.

Эти дети – очень индивидуальные, у каждого своя «изюминка». Их просто любишь, и все! И «ключик» к каждому ребенку подбирается после тщательного наблюдения за ним. Нужно следовать за детскими интересами и увлечениями, и ребенок обязательно «раскроется». Безнадежных детей не бывает!

А чудо проявления веры, надежды и любви у нас совершается ежедневно, на каждом занятии. Особенно это чувствуется после пребывания в лагере с детьми, проживающими там без родителей. Мы все возвращаемся в город после смены немного другими людьми.

Прежде всего, дети меняют свое негативное поведение. Вспоминается письмо от одной мамы: обычный день, семья сидит за столом. Ребенок-аутист встает и хочет уйти, как он это делал раньше. Мама просит его остаться. И ребенок возвращается! Для мамы это было огромным достижением – ребенок её понимает, он её слушается!

На людей, осознающих всю глубину проблем детей с расстройствами аутистического спектра, этот эпизод производит сильное впечатление.

Мне хочется пожелать всем мамам особых детей веры в то, что их мечта – дом проживания людей с ограниченными возможностями в сопровождении тьюторов, обязательно осуществится. Нужно надеяться на это!»

Отец Виталий: «Посмотрите, что особые дети принесли с собой на приход, чему они смогли научить прихожан? Прошло несколько лет, и изменились даже бабушки. Они просто иначе стали воспринимать неведомые им ранее болезни. Так зарождается любовь. Любовь ко всем чадам Божиим. И именно эти маленькие люди несут в себе столь необходимую для нашего Спасения большую любовь. Мы же с Вами замечаем, что Благодать и Милость Божия постепенно изменяют в лучшую сторону и наших детей».

Майя Пименова: «Действительно, я вижу, что мою Надежду в храме теперь ждут, многие люди радуются, когда мы приходим. И сама Надя охотно идет на исповедь».

Вероника Колесникова: «Однажды я прочитала в духовной литературе о том, что больным детям полезно причащаться Святых Христовых Таин не по одному, а соборно. Мы благодарны Тульской епархии за предоставленную возможность духовного окормления нашей организации. Надеемся, что с Божией помощью сотрудничество будет продолжаться!»

Беседовала Ольга Кулешова.


0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *