Соня была невероятно желанным ребенком в семье. Кроме того, учитывая рождение в двойне и ее недоношенность, внимание к ней было особенно пристальным. Нельзя сказать, что странности в ее поведении я начала замечать сразу после рождения. Нет, скорее наоборот, она радовала меня своей ранней улыбкой, открытым взглядом и невозмутимым спокойствием. В то время, пока ее братик постоянно кричал, она была невозмутима, быстро засыпала, хорошо ела, в 4 месяца уже тянулась за игрушкой, в 5 месяцев узнавала родных, откликалась  на имя. Но мне было неспокойно.  Соня почти всегда молчала, не агукала, только иногда произносила гласные а-о, а с восьми месяцев добавился лепет дя-дя-ва-ва. После пяти месяцев моего невозмутимого ребенка как подменили, она стала постоянно плакать, не хотела сидеть в коляске, только на руках, с ней очень трудно было пройти врача либо какое-то исследование.

К году мы имели в словарном запасе пару-тройку подражательных слов, типа ко-ко и му-уу и требовательное «дай». Но ее интеллектуальное развитие и интерес к окружающему по прежнему не вызывали беспокойства. Соня прекрасно пользовалась указательным жестом, всегда тыкала пальцем на незнакомый ей предмет до тех пор, пока я не скажу ей, что это такое, рассматривала книжки, показывала всех ее героев, части тела, любила «чирикать» фломастерами, с обожанием исследовала содержимое домашнего фотоальбома, знала всех членов семьи.

Ближе к двум годам моя дочь стала крайне раздражительной, через раз откликалась на имя,  интерес к книгам медленно угас, она не хотела одеваться, чтобы идти гулять на улицу, с криком вскакивала с горшка, не хотела на прогулке выходить из коляски и очень часто сосала палец. Палец стал просто ее палочкой-выручалочкой. Соне скучно — палец в рот, мама попросила что-то сделать – палец в рот, надо засыпать – палец в рот. Прогулки всегда сопровождались громкими истериками, нежеланием ходить ногами, паданиями и лежанием на земле.

Сказать, что при этом я сидела дома и ничего не предпринимала нельзя. Мы с завидной регулярностью наблюдались у невролога, делали всевозможные исследования: ЭЭГ, МРТ, ЭХО-ЭГ, проверяли слух и тд, принимали множество лекарств, я рассказывала обо всех своих наблюдениях и изменениях, беспокоилась, что Соня все время молчит, перестала употреблять даже несколько известных ей слов, очень часто раздражена, любит прятаться, часто не знает, чем себя занять.

Ответ почти всегда был однотипным: ребенок из двойни, недоношенный, ждите, мозг не созрел. Попейте ноотропы.

В 2 года моему терпению пришел конец. Я поняла, что без помощи специалистов не смогу «выровнять» ребенка, мне нужен был определенный маршрут, цепочка, по которой я буду «тащить» Соню в обычную жизнь, полную общения, игр, радостей, детских забав и смеха.

Сначала несколько месяцев мы ходили на занятия в Монтессори-центр. Соне было очень трудно. Она не хотела повторять за детьми простых движений, убегала из комнаты и закрывала за собой дверь, любые попытки педагога вторгнуться в ее пространство жестко пресекались и начиналась истерика.

В 2,7 года я услышала про общественную организацию «Маленькая страна – Мы есть», которая занимается с детьми с расстройствами аутистического спектра. Диагноза официального у нас не было, но после того, как дефектолог намекнула мне на наличие подобного расстройства у Сони, я решила показать ее специалистам. Именно с этого времени начался наш непростой, полный подводных камней и ошибок, криков и плача, слез отчаяния и слез радости путь восстановления. Наш собственный путь к победе.

Сейчас моей Соне 3 года и 5 месяцев. Вот уже почти год мы постоянные члены «Маленькой страны». Трудно переоценить значение специалистов этой организации для моей малышки и лично для меня.

Соня постоянно занята, у нее почти не остается времени на сосание пальца и сидение в углу. Мы занимаемся иппотерапией, ходим на занятия к АВА-тераписту, логопеду, посещаем занятия по нейрокоррекции, игровой деятельности и ритмике.

За это время у моей дочки улучшилось поведение, зрительный контакт, появился лепет (еще, конечно, не слова, но уже что-то), разнообразилась игровая и продуктивная деятельность, понемногу выправляется сниженный мышечный тонус. А главное – Соня периодически начинает повторять действия других детей, с интересом смотрит на животных, мимо которых безучастно проходила раньше, крепко обнимает меня и говорит «МА», снова стала смотреть книги и подражать животным.

Нестерпимо больно свыкнуться с мыслью, что твой ребенок отличается от окружающих. Первые несколько месяцев я пребывала в полном отчаянии и шоке. Но в нашем деле нельзя расслабляться. Регулярность занятий – залог успеха.

Нам очень многого предстоит достичь. Нужно быть готовым к тому, что путь к заветной цели ветвист и непрост. Терпение, вера в ребенка и постоянное самосовершенствование – вот три основных аспекта, которым научили меня в «Маленькой стране» и я стараюсь их придерживаться.

Рубрики: